Кесарево сечение - стоит ли бояться?

31 Марта 2012 в 19:02
0

Сразу хочу сказать - мое мнение никоим образом не следует расценивать как рекламу или призыв, и также я не хочу обидеть тех, кто считает по-другому. Просто уж очень много страшного написано про такую операцию, однако мало кто указывает, что в результате ее спасают здоровье, а иногда и  жизнь маленького человека, и у мамы при надлежащем медицинском обслуживании и хорошем самонастрое не остается никаких негативных ощущений от процесса родов.
            Про теоретику проведения данной операции, про показания и противопоказания сегодня написано очень много, повторять прописные истины нет никакого смысла. Поэтому на личном опыте я просто расскажу, как в реальности проходит данная операция и какие от нее последствия.
            Итак, для начала представлюсь - я "позднородившая" (мне было 32 года), живу в небольшом городке и воспитываю ребенка одна. Следовательно, особых условий мне ждать не приходилось, поэтому рассчитывать я могла только на себя. Ребенок долгожданный, я уже в зрелом возрасте, но хочу рожать сама - так же, как и многие будущие мамочки, начиталась всяких страшилок и представить себе не могла большего ужаса, чем кесарево. И ребенок родится слабым, и тебя располощут от подбородка по пупка - куда там в нашем курортном городе носить открытые купальники и топы. А наркоз! Вот уж что меня, ни разу не лежавшую в больнице, пугало, так это последствия наркоза. И инопланетян видели, и песни пели и много чего писалось про выход из наркоза и в печати, и Интернете. В общем, я настраивалась на обычные роды и усиленно училась дышать правильно - ведь я же образцово-показательная мамаша, как же я что-то могу сделать, что повредит моему малышу?
            И вот на 24-25 неделе на УЗИ у меня находят 2 субсерозные миомы. Одна - с куриное яйцо. Субсерозные миомы - это миомы на ножке, вроде гриба, расположенные снаружи на матке. Они сами по себе не мешают, но при потугах и схватках могут перекрутиться и дальше все происходит, как если нечаянно заденешь обычную родинку - некроз и кровотечение. А уж при родах может возникнуть нештатная ситуация.
             Меня отметили на учете и на 37-38 неделе отправили на медкомиссию, где консилиум врачей будет решать, проводить ли кесарево или нет. Я в ужасе - мало того, что роды сами по себе беспокоят, так еще и операция! А ребенок после кесарева, как он будет, ведь ему лучше рождаться так...
            На консилиуме было всего двое врачей - главврач роддома и зав. женской консультацией и медсестра. Выслушав меня, они просмотрели мои анализы, результаты УЗИ, сделали осмотр. А я все прошу - можно ли родить самой?
            Главврач роддома, очень уважаемая женщина и специалист в нашем городе, сняла очки и внимательно посмотрела на меня: "А теперь скажи - по пунктам - чего ты так боишься?" 
            Я: "Ребеночку лучше рождаться естественным путем - везде написано!"
            Врач: "Да, но по медицинским показателям лучше не испытывать судьбу, а провести все грамотно и без риска. Роды - процесс непредсказуемый, и очень часто на ровном месте возникает ситуация, когда надо делать выбор - или мать, или ребенок. Зачем понапрасну рисковать здоровьем малыша и твоим?"
            Я: "Наркоз. Из него тяжело выходят, и малыш "наглотается" всякой гадости"
            Врач: "Сейчас в большинстве случаев делают укол в спину. Ты будешь в сознании, будешь контролировать процесс, сразу увидишь ребенка. Где-то через 15-20 минут. Ничего «наглотаться» он не успеет. И боли не будет."
            Я: "Ага, боли не будет. А живот распашут? Потом как?"
            Врач: " Разрез делают поперечный, 15 или 20 см длиной, намного ниже пупка, над лобком. Ты сможешь носить бикини. И потом - а ты думаешь, при родах разрывов нет, и их не зашивают? Или от потуг нет опущения органов? Тебе-то тужиться не придется."
            Я: "Но ведь пишут, что после кесарева не могут повернуться, лежат потом 2-3 суток, и малыша им не приносят - они не могут повернуться и его взять. А молоко?"
            Врач: "На следующий день медсестра тебя перевяжет и выгонит из реанимации (смеется). Вставать тебя обязательно заставят, на клизму сгоняют, и будут каждые 2 часа ребенка приносить. Залеживаться надо было раньше, теперь все по-другому - чем раньше ты начнешь двигаться, тем быстрее восстановишься и придешь в норму. На шов - бандаж, и вперед. А ребенка принесут через 4-6 часов после операции, ты положишь его рядом с собой и будешь кормить лежа. Это нужно, чтобы организм твой начал вместо молозива производить молоко".
            Я: "Да ведь в больнице лежать нужно дольше, чем при обычных родах".
            Врач: "Без патологий - через неделю выпишут".
            Я: "Какие еще патологии? Ужас!"
            Врач: "Температура, например, боли, воспалительный процесс. Но не забудь - тебе делают операцию, это значит, что внутри никаких "остатков" не будет - ни последа, ни сгустков, ничего, что может остаться при обычных родах. Значит, такая процедура, как "чистка" - не для тебя. Будут капать капельницу - чтобы матка сокращалась. Немного неприятно, но в сравнении со схватками - просто ерунда. Первые 2 дня будут делать уколы, брать кровь на анализ - следить за состоянием".
            Я: "Сколько будет длиться операция?"
            Врач: "Обычно - 30-40 минут. Но если у роженицы есть кисты, миомы, мы при операции их удалим. Получится два в одном (смеется) - и ты без миом, и ребенок без травм. В общем, в твоем случае где-то около часа".
            Я: "А если я надумаю еще рожать?"
            Врач: "На здоровье. Кесарево - это не аборт, проблем с зачатием после него нет. Рожают по двое, по трое - ты, надеюсь, не восьмерых рожать собралась? (Смеется) Но следующих рожать придется тоже через кесарево".
            Я: "Все равно боюсь"
            Врач: "У нас после кесарева женщины быстро встают. Ты нормальной комплекции, анализы в норме, прекрати себя накручивать и бояться - и все будет в порядке".
            Я: "У меня 38 недель. Ведь мало?"
            Врач: "А кто говорит раньше 39-40 недели? Ну-ка, дайте-ка календарь. Так вот. В четверг ляжешь, в понедельник... Нет, понедельник - день тяжелый (смеется), там консилиумы. А во вторник - самое то. Начнется 41 неделя и все тип-топ".

В четверг я легла в роддом, вечером уехала домой. В пятницу приехала, привезла анализы, на субботу-воскресенье опять уехала. Чувствовала себя прекрасно, а в роддоме были не очень удобные кровати - дома-то я спала в комфорте, обложившись подушками. В понедельник рано утром приехала в роддом, опять на консилиум - нет ли схваток, и ночевать осталась в роддоме. Я уже не боялась, волновалась только и готовилась морально. Встретилась с анестезиологом, обзвонила всех. Единственное неудобство было только в том, что мне обязательно надо было найти донора - у нас такой порядок - обеспечить себе, если будет нужно кровь. Это обязательно, ведь все роды разные. А меня никто не предупредил, но и тут все наладилось - у меня родные донорствуют, и у них кто-то должен был сдавать вот-вот. Они попросили, и он сказал в пункте сдачи, что кровь - для меня.

            Всю ночь перед операцией я не спала. Было лето, жарко, волновалась. Все-таки немаловажно, чтобы тебя перед столь важным делом окружали люди спокойные. А нас в палате было трое – одной, как и мне, завтра предстояла операция, вторая просто лежала на сохранении. Моя соседка, та, что тоже должна была оперироваться, просто исходила ужасом и все сетовала, что не рожает сама – видно, тоже начиталась всяких ужасов. Скоро мне надоела эта песня, и я сказала ей: «А ты представь, что идешь к стоматологу, и тебе предстоит выбор – вырвать зуб с обезболиванием или без обезболивания. Что ты предпочтешь?». Как ни странно, это подействовало на нее, и жаловаться она перестала.    Вечером мы не поужинали, утром, естественно, не завтракали – перед операцией ничего этого нельзя, только можно воды попить. Привели себя в порядок, сложили вещи, нам померили давление и провели гигиенические процедуры. Сложили вещи, их забирает медсестра и несет потом в родовой блок, где дожидаешься своей очереди на кесарево. Поболтали с соседками и вот, наконец, пришла медсестра: «Собирайтесь, пора».

            Свою соседку, которая просто падала в обморок от ужаса и готовилась так, что от нее становилось просто тошно на душе, я пропустила вперед. Сама я волновалась перед встречей со своим сокровищем, это время для меня священно, нас было только двое – я и мое дитя - и мне не нужны были нервные вскрикивания – я все прочла про операцию, да и разговор с врачом меня успокоил.

            В родблоке нас провели в палату с двумя кроватями, принесли вещи и мою соседку медсестры забрали «подать на стол». Там так и говорят – «подать на стол». Я осталась одна. День был прекрасный – лето, а роддом у нас стоит на возвышении и из окна видно море. У нас есть водный аттракцион: на человека надевают парашют, катер резко срывается с места, парашют, словно змей, надувается и поднимается над бухтой, а с ним и человек. Потом катер идет медленней и на стропах тянет за собой парашют. А потом останавливается, парашют медленно опускается, и человек прыгает в воду, залезает в катер и его привозят на берег. Мне было видно несколько таких парашютов – стоял самый сезон. Я смотрела и думала, как вот через 40 минут родится новый человек. Никаких успокоительных я не признавала, занималась дыхательными упражнениями, чтобы расслабиться, уговаривала себя успокоиться. Никаких схваток у меня не было, боли, напряженности – тоже, хотя плод уже опустился, и я сама это чувствовала.

            А рядом шла работа! По коридору ходили родильницы (это же был родблок), кто-то уже давал жизнь, кто-то отдыхал после родов. Кого-то медсестры хвалили, кого-то уговаривали постараться. У нас роддом один из лучших в крае, к нам ездят рожать и иногородние, поэтому простоя нет.

            Я все поглядывала на часы – операция шла почти час, вместо 40 положенных минут. Ходила на пост – медсестры улыбались, и говорили, что все в порядке, «сейчас и тебя подадут». Узнала, что у соседки все чудесно – мальчик, его уже унесли и делают все, что нужно, но у нее обнаружилась киста, так что операция будет «два в одном», поэтому так долго. Говорили, что надо будет стараться кормить грудью, потому что это полезно «для миом» - они рассасываются, и ребеночек на грудном молочке будет здоровым.

            Наконец настал долгожданный час. Вышла врач и сказала: «Все хорошо, через 15 минут подавайте ее». Я вернулась в палату, сложила вещи в сумку, пришла медсестра, и меня провели в операционную. Там, в стеклянном «предбаннике», мне велели раздеться догола и обувь снять, волосы заправили в медицинскую шапочку, и привели к операционному столу. Все было чисто, только холодно – работал кондиционер, градусов 20, но пока что я от волнения не ощущала ничего. Мне велели сесть на стол, свесить ноги и выгнуться спиной, как бы сложившись пополам. Я постаралась, все-таки живот, и почувствовала, как анестезиолог сделал мне укол в позвоночник где-то в середине спины, ниже лопаток и выше поясницы. Вот тут я впервые испугалась – ноги моментально потяжелели. Меня уложили на стол, привязали руки к стойкам, прицепили какие-то приборы, и велели поднимать ноги. А я не могу! Вроде поднимаю, а тело не слушается! Минута, и я чувствую только грудь и руки. Ощущение не из приятных. Анестезиолог говорит: «Ну как? Что чувствуешь?» Я отвечаю: «Доктор, а я ходить-то буду?» Он смеется: «А куда ты денешься? Значит, наркоз хорошо подействовал, одного укола хватило».

            Наконец пришли 2 хирурга. Мне предстояло родить и убрать миомы. Передо мной поставили ширмочку, шторку такую. И врачи приступили.

            Я успокоилась совершенно. Вот только очень замерзла, потом мне руки и грудь укрыли одеялом. Как успокоилась, стала рассматривать операционную, прислушиваться к разговорам врачей. А они обсуждали… рецепт приготовления курицы! Честное слово! Анестезиолог, как выяснилось, любит с черносливом. В операционной играл магнитофон! Какие-то народные кубанские песни! По-моему, там была Кадышева. В общем, почти застолье! А я вместо той курицы!

            И тут врач мне говорит: «Приготовься, сейчас будет немного неприятно… А вот и мы!» А я ничего не чувствую – наркоз был сделан прекрасно. А когда мне показали сына – мир вообще перестал существовать.

            Я первая глянула на часы, потом уже все. Малыша унесли, а у меня от счастья слезы появились. Вот еще один момент, почему я благодарна врачам – у меня не было не малейшей боли, малыш тоже не мучился, и все ощущения я прочувствовала вполне – ничего мне не мешало. Тем более что я не стала идти наперекор и слушать советчиков рожать самой, во что бы то ни стало. Рисковать ребенком нельзя ни в коем случае. Ведь потом выяснилось, что УЗИ выявило только 2 миомы, а когда малыша вытащили, с обратной стороны матки их оказалось еще 3 штуки! Последствия того, что я бы послушалась советов «бывалых», россказней о том, «что дети обязаны несмотря ни на что, рождаться естественным путем» и отказалась от операции, могли быть плачевными. Так что если есть хоть малейшая угроза здоровью ребеночка – оперируйтесь смело, не рискуйте. Каждая мамочка в душе всегда знает и чувствует, когда что-то «не то». Поэтому настраивайтесь на лучшее, но не теряйте бдительности!

            В общем, врачи оперировали еще час. Мне удалили миомы, никакой слабости от кровопотери не было. Даже не знаю, много ли я потеряла крови или нет? Голова не кружилась, я лежала под одеялом – все-таки грудь можно было простудить, да и самой простыть. Наркоз действовал точно по границе – я прекрасно ощущала руки, груди, плечи, лицо, а вот больше у меня как будто ничего не было. Какие-то аппараты фиксировали мое сердцебиение, давление, еще что-то. Но меня это уже не волновало. Потом мне даже захотелось есть!

            Врачи подняли мне ноги – сшивали живот. Интересное ощущение – смотрю на свои ноги вверху над ширмочкой. Помню, даже мысль была – а ведь самой мне так не прогнуться, а тут как куклу пополам сложили. Потом вернули меня в исходное положение, и все – руки отвязывают, переложили на каталку, везут куда-то. На лифте вниз – и я уже в реанимации. Мне дали бутылку с водой и велели пить. На живот что-то положили, наверное, пузырь со льдом, но я ничего не чувствовала и только велела принести мне мобильник. Реанимация была заполнена такими, как я – мы дремали, отдыхали, но никаких тяжелых не было, и мы потихоньку переговаривались. В операционной мне поставили катетер и велели пить воду. А я хотела есть! Мне сказали, чтобы до завтра и не думала. А у меня живот подвело, и я пила воду, но терпела.

            Позвонила домой. Выяснилось, что они там уже празднуют – пока меня оперировали, позвонили в справочную роддома и все узнали. Порадовавшись и успокоив всех, я написала СМС-ки друзьям, и задремала. Было спокойно, ничего не болело, начала чувствовать живот и колени.

            Потом меня переместили в соседнюю палату, я увидела женщин, которых оперировали на день раньше. Они уже вставали, подали мне вату, смоченную в растворе для дезинфекции груди, и нам принесли детишек. Это было через 4 часа после операции. Я уже могла повернуться на бок, ноги отошли тоже. Поворачиваться было больно, но сам шов не болел, если не шевелиться, то вполне нормально себя чувствовала. Катетер исправно делал свое дело, воду тоже пили сами, никто за нами не ходил.

            И вот самый главный в моей жизни момент – мне принесли мое первое, самое любимое дитя. Медсестра развернула его, показала пальчики, повернула на животик – в общем, со всех сторон я увидела свое сокровище. Потом она быстро запеленала его и, велев мне повернуться на бок (куда только что делось – повернулась я с лету!), приложила к груди. Малыш спал, он взял грудь, что-то там почмокал и опять заснул. Молозиво у меня начало выделяться еще с 8 месяца. Там мы и лежали – я, замерев от счастья, и мой ребенок, сладко спавший у моей груди. Час пролетел незаметно.

            Потом приносили еще 2 раза, теперь уже детишек заставляли будить. Мы, мамочки, боялись их потревожить, а медсестры довольно бесцеремонно щекотали им ножки и заставляли сосать.

            На следующий день после 2 кормлений (где-то в 9 часов утра) дежурная медсестра сменила повязку на моем животе, сделала мне гигиенические процедуры, убрала катетер, принесла оторванный кусок белой простыни (бандаж я не захватила – не знала!), перемотала мне низ живота и помогла сначала сесть, а потом встать. Было, конечно, больновато, живот еще не ушел, висел, но простыня его подобрала, и я почувствовала себя вполне ничего. Я встала, походила – голова кружилась от голода – почти двое суток без пищи. Потом принесли жидкое картофельное пюре и несколько маленьких сухариков. Я поела и силы прибавились. В палате были уже другие – их оперировали сегодня. Они еще отходили от наркоза, а я впервые вышла в коридор, умылась, и медсестры опять принесли детишек. Почему-то наши малыши все время спали, из чего мы заключили, что их подкармливали «Нутрилаком». Потом мне поставили капельницу, от которой начала сокращаться матка, было вполне терпимо, сделали уколы, взяли кровь. Потом погнали на клизму, и я впервые увидела свой живот. Маленькая полоска медицинского пластыря внизу под животиком. Никто ее не менял в течение всех 7 дней. Только потом, где-то на 4 или 5й день нас всех погнали на УЗИ и мне повязку намазали реагентом, и, вернувшись, я потребовала ее сменить. Медсестра поменяла ее, я увидела аккуратный шов примерно 15-17 см, обработанный зеленкой. И это было все.

            На 3й день меня перевели в обычную палату. К тому времени я надела бандаж, и ходить стало нормально. Конечно, по лестнице я спускалась с трудом. Кормила лежа. На 5й день нас водили на флюорографию, приезжала передвижка. Капельницы ставили с 2 по 3 день. Уколы и анализы – также. Никакие перевязки шва мне не делались. Заставляли мерить температуру на локтевом сгибе. Детишек носили одинаково, я после каждого кормления расцеживалась своим молокоотсосом, пила специальную смесь для усиления лактации, ее выдают в роддоме, ела «правильную» пищу, делала массаж груди, как показывали пособия на стенах роддома, и на 3й день у меня уже вместо молозива шло полноценное молоко. Его еще было не так много, и моего ребенка подкармливали. Иногда это было из-за того, что не совпадали графики кормлений – моего ребенка и установленный в роддоме. Я честно выполняла все предписания, настраивала себя на кормление, и результат не заставил себя ждать. При этом я была избавлена от всех ужасов, которые рассказывали роженицы – у меня не было такой усталости, не было разрывов промежности, не было воспоминаний о родовых схватках. Поэтому и ребенка я приняла с восторгом, без послеродовой депрессии.

            Был еще один момент. Я почему-то боялась, как будут снимать швы. В моем понимании снятие швов ассоциировалось с выдергиванием нитей из тела, причем без всяких обезболиваний. Повязка была медицинская, она снималась без всякой боли, это не лейкопластырь, а вот швы…

            Но наконец, настал и этот день. Это было в воскресенье – на 6й день. К этому времени у меня взяли все анализы, было уже УЗИ – все было без патологий. Врач предупредила меня, чтобы я кормила грудью изо всех сил – помимо пользы для ребенка, это еще немаленькая польза для матери, особенно по части всяких миом и кист. Молоко у меня уже шло нормально, врачи проверяли грудь. Впоследствии мой ребенок находился на чистом грудном вскармливании полгода, даже воду не брал, потом при постепенном вводе другой пищи он сосал грудь до 11 месяцев, и сам отказался от груди в год, не предприняв попытки возобновления – ему было достаточно домашней приготовленной еды, и некоторых баночных пюре. Я сцеживала грудь до 1 года и 1 месяца, давала ему молоко в бутылке, но он равнодушно брал – ему больше нравился кефир и питьевой йогурт. Я добавляла в сцеженное молоко растворимое печенье, творожки, но потом, видя, что ребенок не проявляет энтузиазма, перевязала грудь и пропила противолактационные средства. И времени общения нам явно хватало, он не искал успокоения у моей груди. Так что проблемы с грудным вскармливанием у оперированных – миф, если ты здорова и хочешь кормить, ты будешь это делать.

            На снятие швов мы шли в процедурный кабинет. Я боялась. Но вот вошла, взобралась на кресло. Зажмурилась и приготовилась к боли. Легко удалили повязку, холодные ножницы прикоснулись к углам шва с одной и с другой стороны, просто перерезав 2 ниточки. И все. Я раскрыла глаза. А мне говорят: «Все. Пусть следующая заходит». Выпав из кабинета, я пошла в палату, осмотрела шов. Он уже и так не болел, а когда перерезали нитки, вовсе перестал тянуть. Ничего не выдирали. Нитки потом рассосались, я уже дома мазала их «актовегином». Через 2 года шов стал тоненькой белой ниточкой, никакого коллоидного рубца не осталось. Спокойно ношу открытый купальник.

            Сняв швы, я помчалась к врачу – можно ли домой? Она сказала: «Семь дней ты должна вылежать. Анализы у тебя в норме, воспалений нет. Но сегодня воскресенье, никого, кроме врачей, нет. Завтра все бумаги оформят и после трех дня – на выписку».

            Назавтра мы прошли инструктаж, получили все документы, и нас торжественно выписали. Дома я не глотала никаких обезболивающих, носила бандаж, устраивала малыша – двигала кровати, диваны, стирала белье после роддома. Все делала не торопясь, остерегаясь, мазала шов, кормила и обихаживала ребенка, носила его на руках. Если не надрываться, то вполне хорошо себя чувствуешь. Послеродовая депрессия меня миновала, я скорее боялась навредить ребенку и делала все перестраховываясь. Много спала, не перегружалась. В общем, если еще и помогают по дому, то восстанавливаешься быстро. Главное, настраивать себя и не распускать нервы.

            Вот и все «ужастики». Уважаемые будущие мамочки! Не бойтесь ничего, просто прислушивайтесь к себе и не идите на поводу у «советчиков» - это может привести к непредсказуемым последствиям, которых вы себе потом не простите. Если врачи, заслуживающие доверия и имеющие опыт, советуют вам оперироваться – соглашайтесь. А вот ужастиков, которые рассказывают бывалые, да еще, если они пугают вас тем, что родится неполноценное дитя, «потому что оно не прошло весь путь», не надо слушать. К слову, дети-кесарята у меня и моих соседок родились все разные по темпераменту. Кто-то спокойный, кто-то любит бегать, кто-то рано заговорил, а у кого-то зубы прорезались до полутора лет. Да, они родились быстрее и легче и «не прошли весь путь», зато у них нет «родовых» травм, вывихов шейных позвонков, ущемления нервов, на что очень любят списывать патологии господа педиатры. Ваш ребенок не кукла, над которой можно ставить эксперименты, если несколько врачей ясно сказали вам, что возможны проблемы при родах – соглашайтесь на операцию. Рожайте сами на здоровье, если угроза не велика, но понапрасну не стоит рисковать. А насчет операции скажу, что последствия от нее не катастрофичнее обычных последствий от родов. Можно лежать и стонать весь месяц от обычных родов, а можно вскочить и бежать на следующий день после операции. Единственное условие, что операция должна быть проведена на высшем уровне, в смысле профессионализма. Такая ситуация происходит у нас в городке. У нас маленький курортный городок, а ездят к нам из более крупного промышленного города, расположенного рядом, и из других городов и поселков нашего края – говорят, что здесь хорошие врачи. Поэтому помните, что здоровье ваше и вашего малыша зависит от вас. Если так произошло, что у вас будет «кесаренок», ничего не бойтесь и не паникуйте – ничего страшного в данной операции нет. Конечно, мне повезло, но я сужу не только по своим ощущениям. Одна из моих соседок по реанимации рассказывала, что даже попросила врачей открыть ширмочку - она хотела посмотреть на себя "внутри". Также, как и я, она поняла необходимость операции (для нее это второй ребенок), все прочла, морально подготовилась и держала себя в руках, а убедившись, что все в порядке, она даже решила увидеть весь процесс. И это вовсе не последствия наркоза и стресса - просто при нормальном самонастрое все не так страшно. Конечно, врачи ей этого не позволили. Но на 3-й день она уже вышла на улицу - встретиться с мужем и старшей дочкой, в то время как некоторые пластом лежали и стонали. Поэтому еще раз повторюсь - мое мнение не призыв, не реклама, не показывание "выгод" данной операции, я до сих пор считаю, что естественные роды - это лучше всего. Но если вам операция будет проведена грамотно и по медпоказаниям, если она спасет здоровье ваше и вашего малыша - ничего не бойтесь, не накручивайте себя - страшного ничего нет.

0 ответов
Агуша - мамы проверят
19
Акция «Одни плюсы от Агуша!»
1106

Акции